Эли Бар-Яалом (Хатуль) (imenno) wrote,
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
imenno

Category:

Десять Заповедей, часть 2

По техническим причинам эта статья разделена на две части. Начало здесь.


в. Вторая Скрижаль

Наша традиция изображает Скрижали как неделимое целое: не две отдельных таблицы, а один каменный монолит из двух частей. Одна Скрижаль неотделима от другой. Человеку нельзя настраивать свою душу по всем правилам для внутренней чистоты, и при этом не исповедовать те же принципы при общении с другими людьми. Законы Второй Скрижали коротки и немногословны - "не убивай, не изменяй, не кради"; но они опираются на законы Первой Скрижали, и поэтому сами они намного объёмнее, чем кажется на первый взгляд.

ШЕСТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не убивай.

Не сказано "не убивай людей". Сказано - "не убивай". Потому что заповедь эта универсальна. Ничто не должно быть уничтожено без приговора суда. Ни человек, ни животное, ни мысль, ни работа.

Предположим, что человек, который мне доверяет, начинает мероприятие и спрашивает моего совета. Мой внутренний суд говорит, что дело обещает быть успешным. Но из простой зависти я говорю: не надо, у тебя ничего не получится. В таком случае я убил его дело, и в Небесном суде это будет зачтено мне, как нарушение Шестой заповеди. (Если я к тому же сам втихаря начну реализовывать его идею, я буду вдобавок виновен в нарушении заповеди "не кради").

Если я - учитель, то моя обязанность - донести знание до учеников. Эта ответственность велика, поскольку, доверяясь мне, ученики вверяют мне свою судьбу. Если я пренебрёг своими обязанностями, не вложил достаточно силы в свои уроки, наконец, просто плохо сформулировал, если в результате моих действий информация не дошла до учеников - я убил знание; и Небесный суд зачтёт это как нарушение заповеди "не убивай".

Если я сам - судья, и в любом (самом пустяковом) приговоре решаю наперекор своей совести, я убиваю справедливость.

Но если я - солдат, и убил врага в бою; если за мной (или за другим человеком!) гонится бандит с ножом (или хищник), и я стреляю в него - я невиновен в убийстве. Закон Торы велит: не стой без дела, равнодушный к опасности для ближнего своего[15] - и, конечно, нельзя быть равнодушным к опасности для собственной жизни. Всё это - не убийство, а исполнение приговора Небесного суда, который разрешил нам защищаться и защищать своих близких. Если убивают корову для употребления в пищу - это тоже не убийство: эта корова (как и все разрешённые животные) была отдана нам Творцом, чтобы насытить нас. А вот убить корову просто так, для развлечения - убийство не меньше, чем убийство человека.

Эта заповедь соответствует Первой заповеди: "Пусть не будет у тебя иного бога (судьи), кроме Меня". Я не должен брать закон в свои руки: для этого есть суд Единого, или суд людей (который существует, исполняя волю Единого[16]), или суд моей совести, которая - не часть меня, а голос Бога во мне.

СЕДЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не изменяй.

Обычно переводится "не прелюбодействуй", но это - только одно из приложений заповеди. Конечно, в первую очередь запрещена супружеская измена, она же собственно прелюбодеяние. Но любое нарушение границ равносильно прелюбодеянию. Эта заповедь соответствует Второй - "не поклоняйся никому, кроме Единого", и обе говорят о поставленных границах: граница для энергии, направленной вертикально, ставится Второй заповедью, а для энергии, направленной горизонтально - Седьмой.

Это может быть граница биологическая: инцест подпадает под этот запрет, хотя собственно супружеской измены там может не быть. Это может быть граница полномочий: так, судья, который судит вопреки закону, который он должен представлять, нарушает Седьмую заповедь (как мы видим, она говорит не только об интимных отношениях). Как быть судье, который оказывается в тисках, и должен нарушить либо Шестую заповедь (судить против своей совести), либо Седьмую (судить против закона страны)? Тяжело приходится такому судье; и выбор стоит перед ним - либо сложить с себя полномочия, либо попытаться вступить в борьбу с неправедным режимом, становясь - как некоторые судьи библейской эпохи - пророком-обвинителем...

Учитель, который обучает своих учеников правилам, а сам их нарушает, тоже преступает Седьмую заповедь, поскольку переходит границу честности и добросовестности. Не стоит, однако, спешить обвинять своего учителя в таком нарушении: даже если ситуация выглядит так, возможно, у учителя есть веское оправдание. Рассказывают (Мишна, Брахот 2,6), что раббан Гамлиэль (1 в. н.э.) направился в баню вечером того же дня, когда умерла его жена. Ученики спросили: рабби, не ты ли нас учил, что скорбящему нельзя мыться? Ответил раббан Гамлиэль: я - не такой, как все люди; я - неженка (истенис). Резкий, как бы нахальный ответ великого (и скромного!) рава должен был в очередной раз довести до сознания учеников: люди отличаются друг от друга; скорбь, как и радость, выражается у разных людей по-разному, и Тора не стрижёт всех под одну гребёнку. И тем не менее основные законы, законы души и совести, учитель обязан блюсти наравне с учениками: не только ради себя, но и ради них - как личный пример.

ВОСЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не кради.

Заповедь соответствует Третьей - "не нагружай Единого". В Третьей заповеди нарушающий взваливает на Бога свою ответственность. В Восьмой нарушающий перекладывает на другого свою судьбу. Мне нужны деньги, я украл деньги Хаима. В результате Хаим, зарабатывая эти деньги, работал на меня. Именно это, а не сами деньги, является причиной преступления (отметим, что традиционное еврейское судопроизводство отличает случай "крадущего у другого вора" от обычной кражи).

Но не только деньги можно воровать. Плагиатор, крадущий чужую идею, нарушает Восьмую заповедь. Героиня Евтушенко, которая "мне руки на плечи кладёт / и у другой меня крадёт" повинна не только и не столько в нарушении Седьмой заповеди (в которой можно обвинить авторского героя, уходящего к ней от законной "другой"), сколько в нарушении Восьмой. Украсть можно любовь, мужа, жену.

Если человеку сделали промывку мозгов, психологически его обработали полуправдами, чтобы склонить к какой-либо идее - это нарушение Восьмой заповеди, и в нашей традиции так и называется гневат-да'ат "кража познания".

ДЕВЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не свидетельствуй о ближнем своём свидетельством ложным.

Так - в главе "Йитро"; в главе "Ваэтханан" - свидетельством напрасным. Этой заповеди соответствует заповедь о шаббате, Четвёртая заповедь, смысл которой - свидетельство: помня и храня седьмой день недели, я свидетельствую о Едином, Создателе Мира, и о Седьмом Дне творения, когда мироздание обрело покой. Соблюдая Четвёртую заповедь, я свидетельствую истину о Боге. Соблюдая Девятую, я свидетельствую истину о людях.

Не только в здании суда нарушается Девятая заповедь. В сердце каждого человека - суд, и нельзя рассказывать никому ложь о другом человеке, потому что это - то же, что лжесвидетельствовать в суде. Но даже рассказывать правду попусту, лишь бы трепать языком - тоже нарушение: недаром Моше в предсмертной лекции говорит не "свидетельством ложным", а "свидетельством напрасным". Любая сплетня, даже не содержащая лжи - "свидетельство напрасное". Не надо обмениваться информацией "просто так".

В своей профессиональной деятельности человек также должен придерживаться Девятой заповеди. Если строитель воздвигает "потёмкинские деревни", внешне красивые, но непригодные для жилья - он лжесвидетельствует. Если учёный, пусть даже слегка, подгоняет результаты эксперимента под свою теорию - он лжесвидетельствует. Искренность, самоотдача и добросовестность - ограда от лжесвидетельства в работе.

ДЕСЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не возжелай себе дома ближнего своего; не возжелай себе жены ближнего своего, и слугу его, и служанку его, и вола его, и осла его, и всего, что есть у ближнего твоего.

Так - в главе "Йитро"; в главе "Ваэтханан", перед входом в Землю Израиля, Моше добавляет в перечень и пóля его; к исходному глаголу ло тахмод (буквально: "не пожелай забрать себе") добавляется глагол ло тит'авэ, буквально: "не мечтай, чтобы это было твоим".

Мне довелось читать сочинения, где говорится, что Десятая заповедь вводит понятие "мыслепреступления" (по Дж. Орвеллу) и этим-де неправильна: нельзя наказывать за мысль. Ответом на это могут послужить слова РаШаРа: знай, что запрет "не пожелай забрать себе" и "не мечтай, чтобы стало твоим" есть печать Всевышнего на Скрижали заповедей "между человеком и людьми". Законодатель-человек может повелеть: "не убивай" и т.д.; но только Единый способен запретить "не пожелай" - Единый, проникающий в помыслы и чувства... К истокам преступления, к основному фокусу его не могут проникнуть человеческие глаза, и, когда преступление вызреет в сердце, человека уже не устрашат наказания земного суда... только в день, когда Воля Единого станет законом в людях, закроются двери тюрем и исчезнут горе и стоны с лица земли.

Основа основ всех поступков - мысли, и работа над собой начинается с работы над мыслями. Мы вспоминали уже братьев Стругацких. В их романе "Понедельник начинается в субботу" есть замечательная фраза: человек сплошь и рядом не может бороться со своими кислыми мыслями, на то он и человек - переходная ступень от неандертальца к магу. Но он может поступать вопреки этим мыслям, и тогда у него сохраняются шансы.

Всегда будут возникать в нас голоса, которые призывают к недостойному; ничего страшного в этих голосах нет. Но наша задача - выставлять суд на воротах[17]: фильтр сердца и совести, который отсеивал бы злые и недостойные мысли. Если появится такая мысль, и я скажу себе: "нет, я выбираю другой путь" - я выдержу испытание. По словам пророка Амоса: ненавидьте зло; любите добро; и выставляйте суд на воротах: тогда, быть может, смилостивится Единый.

Как и всё в мироздании, наш "суд на воротах" подвергается проверке на прочность: иногда наше настроение колеблется - тому виной может быть даже погода или гормональные изменения организма - и недостойные мысли идут потоком. Но даже тогда необходимо быть человеком, отсеивать эти мысли. Такому испытанию подвергся фараон, о котором сказано: Я ожесточил его сердце[18]. Фараон не выдержал его; но нам его выдержать надо.

Эта заповедь очень трудна. Поэтому не сказано просто, как в предыдущих заповедях: "не возжелай себе всего, что у ближнего твоего". Подчёркивается примерами. Жена, слуга, вол, осёл... всё, что у ближнего. Я могу пожелать себе такой же автомобиль или компьютер, как у ближнего; могу пожелать себе, наконец, устроиться на работе так же удачно, как и он. Но я не могу пожелать себе его удачу. Я не могу сказать: "я хочу быть удачливее его" - потому что это, в сущности, означает: "я хочу себе его, главную, удачу, а ему пусть будет поменьше". В нашем обществе может показаться, что человек, соблюдающий эту заповедь, лишён всяких амбиций: он-де не хочет продвинуться в жизни. Напротив! Десятая заповедь не позволяет человеку желать чужого места (например, поста своего начальника), и сила амбиции может толкнуть человека на невероятное, новое направление в работе, которое может сделать его равным своему начальнику, не смещая его.

Каждый из нас, становясь родителем, становится на место, которое занимают - для него - его собственные родители. Пятая заповедь, которой соответствует Десятая, напоминает нам, что "должность" наших родителей дана нам Самим Единым, и никакие наши достижения, наше духовное и материальное продвижение не могут сместить их со своего места и "освободить" нас от этой связи.

Хорошо иллюстрирует Десятую заповедь "Сказка о рыбаке и рыбке" Пушкина. Старуха могла желать чего угодно, и рыбка выполняла её желания. Даже став царицей, она не сместила никого с престола - она всего лишь основала собственное царство. Но, пожелав власти над самой рыбкой, старуха возжелала себе чужое место, и была наказана.

Почему сказано "ближнего своего"? Кто мне ближний, а кто нет? В этом вопросе надо придерживаться умеренности. Враг, человек желающий мне гибели, изгнания, просто неблагополучия - уже не ближний мне. Всё же я должен первым делом попробовать с ним помириться: даже если этот враг - целое государство; даже если это - Амалек![19]. Если я с ним помирюсь, он будет мне "ближним"; если нет - что ж, на войне можно и желать, и забирать себе победу; можно и желать, и забирать себе ресурсы противника...

Любая система, любая структура построена на том, что у каждого - своя должность, свои полномочия. "Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать - пирожник: и дело не пойдёт на лад, да и примечено стократ, что кто за ремесло чужое браться любит, тот завсегда других упрямей и вздорнéй", писал И.А.Крылов[20]. Даже если ты действительно умеешь делать то, чем должен заниматься носитель другой должности, берегись! Подменяя собой другого, ты нарушаешь Десятую заповедь. Судья должен судить, царь - править, учитель - учить, строитель - строить. Пока поступки ближнего твоего не угрожают самой структуре, не думай подменять его, даже если тебе кажется, что ты умеешь делать его дело лучше. Может, стоит избытки энергии вложить в то дело, которое поручено тебе?

г. Метафизика Десяти Заповедей

Десять Заповедей напоминают десять отростков Меноры - основного метафизического символа еврейского Учения[21]: семь веток-подсвечников и три корня - треножник. Как соотносится деление на скрижали - пять и пять - со структурой "семь и три", которую подразумевает Менора?

Оказывается, соотносится отлично - если понять, что Первая Скрижаль заполняет Менору начиная с седьмого уровня, а Вторая - начиная с треножника. Тогда мы получаем:

ПЕРВАЯ СКРИЖАЛЬ, по порядку:
7-й уровень: Я - Бог. Основная идея бытия.
6-й уровень: Не поклоняйся кумирам. Знание и понимание.
5-й уровень: Не нагружай Бога, не говори всуе Его Имени, не отказывайся от ответственности. Управление и самовыражение.
4-й уровень: Помни и храни шаббат. Взаимодействие с Богом, соединение низа и верха.
3-й уровень: Уважай родителей. Ритм смены поколений.

ВТОРАЯ СКРИЖАЛЬ, по порядку:
Дух (нешама): Не убивай.
Энергия (оз): Не изменяй.
Материя (гуф): Не кради.
1-й уровень: Не лжесвидетельствуй. Реальность.
2-й уровень: Не возжелай чужого. Эмоции, порывы, качественность желаний.

Основанием меноры заповедей оказываются три особенных заповеди, каждая из которых содержит только два слова. Не убивай, не изменяй, не кради.

д. Заключение

Говорят, что Первый Храм Единого погиб из-за того, что еврейский народ[22] нарушал заповеди Первой Скрижали. Мы творили себе кумиров, пренебрегали Законом Единого, не сохраняли верность заветам предков. Второй Храм погиб из-за того, что народ нарушал заповеди Второй Скрижали: высокомерием, завистью, взаимной ненавистью была сметена незримая защита, и враги вновь разрушили святыню - в тот же день, девятого и десятого числа летнего месяца ав. Многовековое изгнание - не столько наказание, сколько урок, исправление: нам надлежало выучиться законам Единого в чужих землях, если уж мы не усвоили их на своей земле.

В наше время появилась реальная возможность возвращения в Землю Израиля, и это - знак великих изменений. Но пороки Первой и Второй Скрижали по-прежнему с нами, и мы своими поступками продолжаем разрушать как Первый, так и Второй Храм. Если мы, наконец, сможем дойти до соблюдения Десяти Заповедей в нашей повседневной жизни, чудесным образом изменятся обстоятельства и мы сможем построить Третий Храм. И в том, что к двум Скрижалям не дано третьей[23], мы можем видеть намёк на то, что Третий Храм уже не погибнет, а пребудет вечно.

Примечания (ко второй части статьи):

[15] Буквально: "не стой на крови ближнего"; Вайикра 19,16. См. "Маасэ-Решет" гл. "Кдошим", п.1.
[16] См. Дварим 16,18.
[17] Амос 5,15.
[18] Шмот 10,1; см. "Маасэ-Решет" гл. "Ваэра", п.3.
[19] РаМБаМ, Мишне-тора, Законы о царях и их войнах. Конечно же, мир надо предлагать на своих условиях, а не на условиях врага!
[20] См. "Маасэ-Решет" гл. "Цав", п.2.
[21] См. "Маасэ-Решет", статья "Тройка, семёрка, туз".
[22] Мудрецы Талмуда считали 613 заповедей обязательными только для еврейского народа; всему человечеству, считали они, необходимо исполнять всего лишь 7 заповедей (т.н. "заповеди сыновей Ноаха"); нееврей, выполняющий их, является праведником, подобно еврею, исполняющему все 613. Впрочем, мудрецы разошлись во мнениях касательно того, каковы именно эти семь заповедей. Принятым считается следующий перечень (по Санхедрин 56-а):
(1) Предписание назначать суды (запрет неподсудности)
(2) Запрет поклонения идолам (аналогично Второй Заповеди)
(3) Запрет богохульства (оскорбительного отношения к собственным святыням)
(4) Запрет на убийство (аналогично Шестой Заповеди)
(5) Запрет на кровосмешение (нарушение биологических законов рода; аналогично Седьмой Заповеди с поправкой на то, что у некоторых народов может не быть определено понятие брака)
(6) Запрет на воровство (аналогично Восьмой Заповеди)
(7) Запрет есть плоть животного, которое ещё живо (запрет мучать животных).
[23] "Третья скрижаль" существует - это заповеди о земле главы "Беhар" (см. примечание 8); но основанием договора, безусловно, являются только Десять.
Tags: Маасэ-Решет
Subscribe

  • Меня ещё больше

    - А вот там, за Плющеносным Столпом, до края горизонта простиралась земля Ктеунниваррэйн, - печально промолвила Синчкларт. – Это означало…

  • Ошибка волка

    Эли Бар-Яалом. ОШИБКА ВОЛКА 1 - А что это за книга – «Ошибка волка»? - спрашиваю я у Сёренсена чуть ли не на пороге. У меня на…

  • Марта смотрит из окна

    1 - Я ненавижу, когда ты просишь прощения, ещё больше, чем когда ты хамишь, - закричала Марта. Маленькая Линн убежала в детскую и закрыла…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Меня ещё больше

    - А вот там, за Плющеносным Столпом, до края горизонта простиралась земля Ктеунниваррэйн, - печально промолвила Синчкларт. – Это означало…

  • Ошибка волка

    Эли Бар-Яалом. ОШИБКА ВОЛКА 1 - А что это за книга – «Ошибка волка»? - спрашиваю я у Сёренсена чуть ли не на пороге. У меня на…

  • Марта смотрит из окна

    1 - Я ненавижу, когда ты просишь прощения, ещё больше, чем когда ты хамишь, - закричала Марта. Маленькая Линн убежала в детскую и закрыла…