?

Log in

Эли Бар-Яалом (Хатуль)
01 Февраль 2016 @ 10:57
Чтоб был понятен мыслей ход:
по-гречески "айлурос" - кот.
Так вот:

Однажды, не жалея сил,
котов кормил1 айлурофил.

С презрением, наморщив лоб,
на них глядел айлурофоб.

Но только лишь заметил, как
крадётся к ним айлурофаг,

айлурофоб единым махом
примкнул к айлурофагомахам

и от съеденья защитил
котов, а с ним - айлурофил.

А что коты? Их без подколок
переведёт нам айлуролог:

"Я жрать хочу! Хочу пожрать и я!
У нас, друзья, айлурократия!"

1/2/2016

1) Я б написал "котов любил" -
да цензор бы не пропустил...
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
01 Февраль 2016 @ 10:33
Первый опорный столб - память. Именно так. Не горе, а память. В горе добра нет, всё доброе из него уходит в память, а остальное - просто болото, глотающее человека. Из болота надо бы вылезать, не оглядываясь - мол, как же я не горюю, непорядок, какой-то я бессердечный. Сердце не горюет, а помнит. Горе - это такой инфаркт.
Три опорных столба - или четыре? - и пять фотографий. И мысльСвернуть )
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
05 Январь 2016 @ 22:01
Я маленький эльф в огромном чёрном тюльпане,
подсмотренном в давнем детском дурацком сне...
...Но я просыпаюсь и напрягаю память:
я маленький эльф в огромной чёрной стране.

Я маленький эльф, и рост мой - два метра двадцать.
Доспехи на мне, и меч и кольцо - при мне,
но я всё равно не знаю, куда деваться
в огромной стране: в огромной чёрной стране,

где лжива не только ложь, но и правда лжива,
где Зло-то, конечно, зло - но Добро позлей,
где с мёртвыми рядом тлеют и те, кто живы
в огромной земле: в огромной чёрной земле.

Кто враг, тот и свой; кто свой, тот враг; и направить
мне не на кого висящий наперевес
прославленный прежде лук, как не продырявить
стрелою небес: огромных чёрных небес...

...Но я просыпаюсь. Край долгов и вайфая:
где эльфы? Где пафос? Солнца мангал в окне.
Очки, телефон, за дверь - и, пути не зная,
вперёд по стране: огромной чёрной стране.

4-5.1.2016
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
Этой ночью, во сне, у меня была густая рыжая шевелюра, огромная рыжая бородища и пропорции викинга-берсерка. Собственно, я почему-то выглядел, как ingwall, но при этом был самим собой. Я посмотрелся в зеркало в туалете и очень себе понравился.
Туалет, в котором во сне я смотрелся в зеркало, был на первом этаже здания Ассоциации Студентов Техниона в Хайфе. На самом деле там совершенно другое, непохожее здание с той же функцией. Во сне я находился в Технионе, потому что писал там диссертацию по антропологии. Моя диссертация называлась: "классификация разновидностей бессмертия в мировом фольклоре". Она обещала совершить переворот в гуманитарном мире. На самом деле гуманитарных факультетов, в том числе и антропологического, в Технионе нет и не бывало отродясь.
Но в здание Ассоциации Студентов я зашёл не по своим делам, а ради восстановления справедливости. Дело в том, что в моём сне на первом этаже здания Ассоциации Студентов Техниона в Хайфе (Израиль) располагался Союз Писателей России; между тем какой-то мужик, с которым я случайно познакомился на танцплощадке, только что пожаловался мне, что его из Союза Писателей России выпихнули за какое-то неосторожное, но невинное высказывание.
Я отчего-то сразу ему поверил и пошёл за справедливостью: а поскольку в этом сне у меня была комплекция Ингвалла, выглядело это, как будто я иду бить кому-то морду. Скорее всего, так бы и случилось.
И вот я стремительным шагом иду по первому этажу здания Ассоциации Студентов Техниона в Хайфе прямо в Союз Писателей России. Рядом горит вспыхнувший гриль местной шашлычной, я ныряю в густой дым и на ходу пытаюсь сочинить гневную речь, объясняющую невиновность моего случайного подопечного - но в голову всё лезут строки из скандинавских вис вперемешку с древними заклинаниями...
И тут я просыпаюсь.
И весь абсурд только что пережитого мною во сне кажется праздником логической стройности и вменяемости по сравнению с миром, в котором я проснулся и пишу сейчас эти строки.
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
Не шутите с местным населением:
с выросшими здесь до вас до всех.
С теми, кто глядит на вас с презрением,
сдерживая жалость или смех:

"Кто, мол, пять минут назад пожаловав,
без любви, без знаний, без ума,
принялись внезапно, как хозяева,
городить дороги и дома?"

...Только сей же час один из зрителей
мой прервёт коротенький доклад:
"это вы о ком, не объясните ли,
чтоб я не грешил на всех подряд?"

Я отвечу: "сам понять попробуй-ка;
расскажи сначала, например,
чьи глаза - смотри - вот в этом облаке?
Что за тень - гляди - на том холме?"

4.11.2015
Метки: ,
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
31 Октябрь 2015 @ 16:23
Когда боли стало слишком много, она исчезла. А потом не стало и самого Филиппо.

Он опомнился только там, откуда пришёл пятьдесят два года назад. Как я мог... не помнить всего этого, удивлялся он про себя. Впрочем, ответ был простым: помнить было нечего. Здесь не было ничего вещественного, даже света и тени, и сам Филиппо был уже не совсем самим собой, хотя и называл себя по привычке старым именем.

К нему уже направлялся распорядитель, старинный знакомый.
- Слушай, как было здорово! - восхищённо заявил тот. Если бы было чем, можно было бы сказать, что он улыбается во весь рот.
- Что, серьёзно?

Самому Филиппо казалось, что он выступил довольно блёкло: в юности влип в непонятную историю с арианской ересью, потом не придумал ничего лучшего, чем искать убежища в Женеве и носить там треклятый брючный костюм, чтобы все нормальные люди считали, что он влип в безбожный кальвинизм, и делили все его идеи на десять...
- Да оставь ты, - ласково сказал распорядитель. - Ты ещё весь в этом, ты изнутри смотришь. А на самом деле, про множество обитаемых миров они на века запомнят.
- Думаешь? - с надеждой спросил Филиппо.
- Иначе просто быть не может, - заверил его распорядитель. - И костёр запомнят.
- А костёр зачем? - В несуществующие ноздри Филиппо вновь ударил запах горелой плоти. Его собственной. И голос глашатая в несуществующих ушах: "Приговаривается...". И толпа: не враждебная, как он ожидал, Не безразличная, как он боялся. В общем-то, сочувствующая приговорённому. Издалека, как иные обитаемые миры.
- Затем, что смерть всегда запоминается лучше, чем жизнь, - ответил распорядитель и потёр воображаемыми ладонями следы на фантомных запястьях.

- Ладно, - резко прервал Филиппо затянувшуюся паузу. - Кончил дело - гуляй смело, как говорили у нас в Ноле. Где мой рай?
- Ты что! - почти испугался распорядитель. - У меня для тебя такая жизнюха есть! Прикинь: военный корреспондент в Красной Армии во время Второй мировой войны, плюс колоссальные способности к музыке: если выживешь, сможешь столько всего понаделать! Родишься ты в бедной е...
- Не гони лошадей, - твёрдо сказал Филиппо. - Я ведь от тебя не собираюсь уходить. Рожусь, куда скажешь. Хоть Вторая мировая, хоть Третья. Но - после отпуска. Лет десять райского блаженства и полного исполнения всех желаний, и - за работу.
- Ну что мне с вами делать! - воскликнул распорядитель, вздымая отсутствующие руки к небу, которого тоже не было. - Все вы возвращаетесь, всем вам ужасно надоело работать и срочно нужно по десять-двадцать лет этого самого блаженства. Ну скажи хоть ты: где я на вас на всех найду столько толстых домашних котов?
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
21 Сентябрь 2015 @ 21:07
Как я и написал в прошлый раз, пришло время познакомиться с вами заново. Меня зовут Эли Бар-Яалом. Позавчера мне исполнилось сорок семь лет. Я пишу стихи и рассказы и редактирую (с коллегами) толстый литературный журнал "Биглаль" на иврите. Я живу в городе Хайфа с женой, тремя детьми и бессчётным количеством котов. Я преподаю в школе для одарённых в городе Кармиэль множество предметов (в частности, стихосложение, сравнительную мифологию, лингвистику и ролевые игры), а в технологическом институте в том же городе – математическую логику и некоторые смежные предметы. Хотя зачастую в графе "профессия" я предпочитаю писать "поэт" (зовусь я Цветик), занимаюсь учительством я в общей сложности уже двадцать семь лет, и это - неотъемлемая часть моей натуры.

Но (что бы ни писали сетевые энциклопедии) я не раввин. И раввином я никогда не был.
*
В первую очередь я не раввин потому, что я не проходил никаких существующих в ортодоксальном (или консервативном, или реформистском) иудаизме аттестационных экзаменов на должность раввина. А проходить такие экзамены я не могу и не хочу – по простой причине: я к этим течениям не отношусь. Я не причисляю себя ни к одному течению в иудаизме, и, следовательно, вообще не являюсь религиозным.

Верующим? Да. Религиозным? Нет.
*
В течение многих лет я добровольно вёл бейт-мидраш, то есть регулярные занятия по Торе – основной священной книге иудаизма – и писал комментарий к ней. Этот комментарий (под названием "Маасэ-Решет") находится в данном журнале. Он на протяжении многих лет цитировался многими, но я хочу ещё раз подчеркнуть:  мой комментарий выражает моё мнение, он часто выражает мнение других участников как виртуальной, так и невиртуальной ипостаси бейт-мидраша, он постоянно ссылается на многочисленные источники, находящиеся внутри пространства еврейской духовной философии – но в общем и целом он не отражает мнение ортодоксального иудаизма.
Как, впрочем, и других школ в иудаизме.

Я мог бы стать Папой Римским. Не пропустите подробностиСвернуть )
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
13 Сентябрь 2015 @ 17:30
Прошло столько времени, что пора познакомиться заново. (Эта фраза повторится).
Привет, меня зовут Эли Бар-Яалом. Но когда-то - может, я и расскажу, когда - я был Карлсоном. И сегодня, как Карлсон, я обещаю вернуться. Во всяком случае, попробовать.
Но пока что я хочу отметить наступление условности под названием "Новый Год по еврейскому летосчислению" - искренними пожеланиями всего самого правильного всем вам. И чтобы было хорошо. И чтобы плохого было меньше, а справиться с ним было по силам.

Шана това!
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
09 Сентябрь 2015 @ 18:49
Вязали нас канатами,
а мы уходили в песок.
Бросали в нас гранатами -
мы пили гранатовый сок.
Стреляли в нас обоймами,
но всё превращалось в снежки...
Мы гладили ладонями
и обжигали горшки.

Умеем прятать в глину мы
волшебные наши стишки:
вот как мы бьёмся с джиннами:
мы их заточаем в горшки!
Защиты нет селению
сильней наших простеньких чар
с тех пор, когда Вселенную
сделал на круге гончар.

Но в новый век пластмассовый
творятся иные дела:
простились с нами ласково
и выставили из села.
Калачиками робкими
попрятались крýги в мешки...
Тем, кто дружны с коробками,
неинтересны горшки.

С утра проснёмся раненько
и двинемся вниз по реке.
Простой секрет керамики
с собой унесём в кулаке.
Хохочут одержимые,
лай заглушая собак...
Ещё вам биться с джиннами -
если узнаете, как.

Магистры безымянного ордена
сидят на влажной траве,
бренчат тремя аккордами.
Ветер гудит.
Вечер поёт в голове.


2015
Метки: ,
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
28 Февраль 2015 @ 21:00
Убитый - в гробу, а друзья - за столом.
А там, за порогом, вопят "поделом",
но это же, как бы, не люди -
давайте мы с ними не будем;
а будем с друзьями, где щёки в слезах,
где горе и боль и обида в глазах,
где кто-то бормочет о мести,
но больше - о том, чтобы вместе.
А кто-то от скорби поник головой:
он лично нажал на крючок спусковой,
но плачут глаза, как живые,
поскольку уже не впервые.

28/02/2015
Метки:
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)

В воскресенье, 1 февраля 2015 года, в 19:30, состоится концерт - новая, совместная программа Эли Бар-Яалома imenno и Юлии Могилевер yulen_ka. Концерт - в Хайфе, исключительно по предварительной записи. Телефоны: 0545667883; 0777667883 (Сара).

В Фейсбуке: https://www.facebook.com/events/1438318503073443/ . Там же и подробности. Ещё раз - кто слышал другую дату или читал её здесь, правильное время именно ВОСКРЕСЕНЬЕ, ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ!

От себя: это новая программа. Каждое приглашение на концерт для меня - возможность попробовать изобрести себя заново. Вот, например, две мои новые песни в записи с недавнего концерта (начиная с 15:00 - перекручивать туда надо самостоятельно, ЖЖ не поддерживает ссылку на время внутри фильма):

Что касается Юлии Могилевер, то как поэта, наверное, её представлять не надо. А вот и она вживую:


Хотелось бы, чтобы читатели этого ЖЖ распространили её и тем самым поспособствовали заполнению зала - в первую очередь, чтобы поддержать инициатора выступления, Сару Воробейчик (я на русском языке выступаю только если меня пригласили третьи лица - так вот, это очень и очень симпатичное третье лицо). Кроме того, я смею надеяться, что будет интересно.
Тем, кто спрашивает "а будет ли запись?", напоминаю, что этот вопрос не в моей компетенции, и что я задаюсь этим же вопросом. :)
Если кто-нибудь хочет (не вместо телефонной записи у Сары, а параллельно) сообщить мне о своём присутствии на концерте, это можно сделать здесь, в комментариях, и я буду очень рад (как и Юлия Могилевер).

До встречи! Ваш Эли.

PS: спасибо также Лене Динес и Ире Федотовой за проявленное проявляемое мужество при рекламе данного вечера.
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
13 Январь 2015 @ 18:33
Никто ни с кем, вроде, не состязался, глупое это дело. Но - помните, как в русской сказке Ивану-царевичу сёстры говорили, когда он себя жалел? "Ах ты, храбрый воин! Чего убоялся? Как же Белый Полянин воюет с бабой-ягою — золотой ногою, тридцать лет с коня не слезает, роздыху не знает?"
Всегда был у меня такой Белый Полянин, и звали его Дани Долев, а попросту gipa, и особо он был хорош для того, чтобы ставить самого себя на место и не зазнаваться. Подумаешь, я с 74-го года в Израиле живу и по-русски разговариваю! Вот Дани Долев аж с 1971-го года в Израиле, а по-русски вообще без акцента, не отличишь.

gipa был всегда самый рассудительный в комментах, самый деловой в советах, самый невероятный в сочетании всего "русского" и "израильского". А ещё было в нём благородство какое-то совершенно неземное и одновременно совершенно естественное, как у окуджавского Лёньки Королёва и одновременно дона Руматы Эсторского.

Я его видел только однажды вживую (во всяком случае, осознанно) - на вечере, посвящённом поискам доноров для Товбейна (как оказалось, не нашли). Не знаю, насколько он был формально организатором этого вечера, но по факту он был там всюду и всё в той или иной мере вращалось вокруг него (так мне казалось) - не оттого, что он как-то подчёркивал свою роль, скорее наоборот.

И вот вдруг вчера случилось и сегодня дошла новость. Вновь играет радиола, снова солнце в зените, дон Румата имели отбыть по месту постоянного проживания. Пусть там передаст привет Товбейну, раз здесь не срослось.

54 года, инфаркт.

Сел Иван на своего богатырского коня, попрощался с Белым Полянином и поскакал за тридевять земель.
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
08 Январь 2015 @ 08:09
            Мы скоро разойдёмся сами (Д.Самойлов)

Небо, Небо, злое божество!
У тебя не просим ничего.
Но не трогай, не топи дождём:
нас немного. Скоро мы уйдём,

пробежим и скроемся из глаз:
вот тогда топи уже не нас.
Ты найди добычу пожирней:
всласть поизмываешься над ней.

Ты топи Любовь, топи Войну,
Мудрость и Удачу шли ко дну.
Весь свой подчинённый пантеон
утопи - ты в этом чемпион.

Нас-то еле видно в микроскоп,
дай пройти, а после - хоть потоп:
где-то, в окончании дорог,
ждёт нас дом, где небо - потолок.

7-8.1.2015
Метки: ,
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
   Мише Атласу

- А этих-то из какого мира сюда занесло? - спросила изящная полутораметровая орхидея, раскрыв лепестки от удивления.
- Этих? - махнул лапой зелёный медведь с перепончатыми крыльями. - Ты что, их первый раз видишь?
Там, куда он показал...Свернуть )
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
13 Ноябрь 2014 @ 17:35
Подлатал вчерашний стихопесенный текст: http://imenno.livejournal.com/389359.html
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
12 Ноябрь 2014 @ 22:44
Безголосый Орфей безобразен и дик.
Сиплый голос его не растопит ледник.
Из пруда, где он пьёт в выходной сам с собой,
не поднимется нимфа с отвисшей губой.

Не зовут его други в поход за руном,
а по плечику ручкой и в рюмку вином:
спой, мол, эту свою, где "траляй-траляляй".
Не чужие, чай, люди, потерпим, валяй.

Безголосый Орфей безобразен и дик.
Он в гробу повидал всех своих эвридик:
этот стиснутый рот по дороге домой;
этот взгляд перед сном: мол, хреновый, да мой.

...А какая бы музыка вдруг полилась
и какие цветы б зацвели от неё!
Но закончились глупости. Жизнь удалась.
Безголосый Орфей десять лет не поёт.

12.11.2014
Метки: ,
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
02 Ноябрь 2014 @ 19:35
Решил одну интересную задачу. В процессе появилась интересная лемма с очень простым доказательством. Хочу поделиться. Комменты не скрываю, кто не хочет - пусть не подсматривает :) Своё доказательство опубликую завтра.

Доказать, что для любого простого числа Р и для любого К между 0 и Р-1, число сочетаний из Р-1 по К даёт при делении на Р остаток либо 1, либо -1.

Пример: Р=7,K=2: C(6,2)=15=1 (mod 7). P=11,K=5: C(10,5)=252=-1 (mod 11).
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
25 Октябрь 2014 @ 23:20
Эту историю я услышал от двух... ну, допустим, ангелов. Чтобы попроще.

Вот свечки на домашней мебели, вот открытый ноутбук с ютьюбовским танго, вот и светловолосая Лилах движется в медленном танце в объятьях Хэмми, положив ему голову на плечо. Непрофессиональный танец, с таким в реалити-шоу не победишь, зато ясно, что оба чувствуют друг друга наизусть и можно не открывать глаз.
- Я тебя люблю, - говорит Лилах. - Быть твоей - это смысл моей жизни.

И, открыв глаза, быстро набирает на мобильнике сообщение Саиду: "завтра, как условились".

Назавтра, в дешёвой гостинице, она стонет под Саидом и, когда всё заканчивается, шепчет:
- Хоть бы он умер. Мы бы с тобой тогда встречались, как хотели.

- А тебе и сейчас никто не мешает, - говорит Саид без обычного акцента и срывает парик и усы. Под ними обнаруживается круглая, лысеющая голова Хэмми.
- Подлец! - кричит испуганная Лилах. - Ты обманул меня!
- Я? Я обманул? - орёт потрясённый Хэмми.
- Уж точно не я, - отвечает она. - Я вам обоим правду говорила.

...Эту историю я услышал от двух... ну, допустим, ангелов, которые вышли на перекур из... ну, допустим, зала. Зала, где происходит большая игра в людей и их жизни, с участием бессмертных игроков и бессменного мастера, создающего в своём воображении мир, в котором происходят события.
- А ведь она действительно не лгала, - сказал ИКАРИЭЛЬ. - Её истины никогда не сталкивались одна с другой.
- Уж кто-кто, а ты это знаешь, да, - подтвердил ОЦАРИЭЛЬ.

- Так это вы их играли? - догадался я.
- Я ни при чём, - ответил ОЦАРИЭЛЬ. - Я просто покурить вышел. А вот он был и им, и ей.
Метки:
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
22 Октябрь 2014 @ 17:28
Завтра, в четверг 23 октября, в зале "Бейтену" в Хайфе (ул. Иерушалаим 29, рядом с городским театром и "Магеном"), в 19:30, состоится концерт авторской песни. По его поводу имею сообщить:
1) Участники очень сильные и программа весьма хороша. Это не самодеятельность, а профессионализм в хорошем смысле.
2) Я тоже участвую.

Так что приходите.

Ваш я.
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
21 Октябрь 2014 @ 14:49
        Кире и Тате

Люся подойти к телефону не может, Люся занята, она умирает.

...В общем-то, где-то так, да. В смысле, не звоните насчёт списка новых свойств окна интерфейса пользователя системы учёта контроля качества производства товаров, потому что свойства есть, документация не дописана, а программист, она же архитектор и разработчик, она же единственная, кто во всём этом хоть что-то понимает, уткнулась сейчас своей напрочь гениальной башкой в свои же не менее гениальные ладони, и не легче ей оттого, что врачи наконец перестали крутить ей то, чего у неё отродясь не было, и стали резать правду, в буквальнейшем смысле слова, матку. Ну и какова правда-матка на вкус? Зря, оказывается, пропала чудесная, прямо девичья, шевелюра - волосы ведь не от болезни, а от лечения выпадают, а какой в лечении прок, если оно не помогло? Ну разве что верная Олька, лучик света, теперь может Люсю подразнить Лысей. И дразнит, утром приходит, вечером приходит, а ведь у самой работа, муж, дочки две... Вот да, ещё хорошо: никто Люсю не ждёт дома. Оля поплачет, да, и ещё пользователи системы учёта контроля поубиваются, потому что система вот она, диво как прекрасна, а документации нет и спросить некого. А муж, там, дети, кто ещё бывает - те плакать не будут. За отсутствием.

Да и сама Люся плакать не будет. Рай с дудками, ад с кастрюлями - чепуха, в это она не верит. А верит в одно из двух: или просто гаснет свет, время останавливается и исчезает личность - тогда Люся плакать не будет за отсутствием собственно Люси. Ну, или то самое, заветное.

Байка говорит: если воображаешь мир - потом, когда всё закончится, в него попадёшь. Ну вот как про писателя Стонуэлла говорят, что он теперь в своём Каррэйне. Или про того, другого профессора, английского, по которому тоже тучу фильмов сняли, то же самое рассказывают, но про его собственный мир. И их фанаты, мол, которые очень хотели, тоже туда попали. Доказательств нету, но верить хочется.

Ну, если это так, то Люся точно знает, где она скоро окажется; и если это сбудется, то она не то что плакать не станет - целую вечность провизжит от радости. Потому что ей ни к чему миры из книжек и фильмов. Потому что ждёт её мощёная площадь на крыше старинного замка, и девять мостов, с разных сторон на эту площадь ведущих, и едкий запах близкого моря, и двое юношей - рыжий вихрастый и гладковолосый брюнет. А у неё у самой снова будут волосы, только серебристые, как лунная дорога на морской воде, и будет она...

- Суххáн эмерé! Суххáн эмерé, ты ещё здесь?

Она поднимает голову и пялится на вошедшего, не веря собственным ушам, потому что "суххан эмере" на тамошнем языке означает "создательница мира".

Перед ней высокий и весьма миловидный парень, не Клэйс и не Тринтер, а скорее какой-то гибрид - вихрастый брюнет сплошь романтического вида, одетый, правда, в костюм санитара.

- Как хорошо, что ты жива ещё, суххан эмере. Я так боялся не успеть.

Когда-то, когда Ольке ещё не надоело, Люся ей все эти истории рассказывала, ну, разве только самые-пресамые эротические моменты скрыла, хоть и от лучшей подруги. Правда, если подумать, таких моментов было процентов пятьдесят всей фабулы... но всё равно: Оля знала достаточно, и такой розыгрыш был вполне в её духе: она могла подумать, что отвлечёт её от мыслей о...

- Ты понимаешь мои слова, суххан эмере? А то я говорю, но ты не отвечаешь мне, и тревога медленно-медленно входит в моё сердце, как суда Дабрской флотилии в Порт Оправдавшихся Надежд.

Люся представляет себе шестьдесят восемь судов Дабрской флотилии, столпившихся у волнорезов Ступа и Пестик, и как они медленно-медленно входят... Постой.
- Скажи, - говорит она. - Сколько кораблей в Дабрской флотилии?
- Шестьдесят восемь, - удивляется гость вопросу. - Неужели ты не знаешь?

Не могла я рассказать Оле такие подробности. Ну не могла и всё. Но на всякий случай... Сейчас проверим. А то вдруг действительно?
- Эй, ты! А что такое Ошибка Адмирала Стэнса?
- Я понял, ты меня проверяешь. Я не знаю, зачем...
- Ответить можешь?
- Конечно, могу. Он должен был плыть во Фрэн-Хтаалт, а уплыл во Флэн-Хтаалт, и по дороге открыл новый материк, который так и назвали - Ошибка Адмирала Стэнса. Я сам родился на этом материке.
- Родился... А как встретились самые первые Трое Мальчишек?
- Первый был дежурным по двору, когда Третий помогал Второму удрать с урока.
- А последние? - Ей это было ни к чему, она уже знала, что он настоящий. Но услышать это своими ушами...
- Последние вначале были вдвоём, один вытащил другого из бочки с мазутом. Услышал крики. А потом их стало трое, но они не сразу это поняли.
- Потому что...?
- Потому что третий... - Голос гостя задрожал. - Третий был девчонкой. Это... ведь это ты, правда?

Люся очень давно не плакала. Просто выплакалась уже. А тут слёзы взяли и потекли, что с ними поделаешь.
- Нет, я - Люся. А Третья - это Сиррона. Так что я не она... пока что. Но ведь ты за этим и пришёл, да? Ты пришёл меня забрать туда?
Вихрастый брюнет рассматривает Люсю, как вчерашний рентгенолог.
- Нет, суххан эмере. Я пришёл сказать тебе, чтобы ты всё записала.

Ой, вот это прикол так прикол.
- Мальчик, а мальчик, а ты что, не видишь...
- Я не мальчик, я эмиссар.
- Догадываюсь, что эмиссар. В случае, когда вся планета в опасности, посвящённые Провала выбирают наиболее преуспевшего и тэ дэ. Я сама это придумала.
- Ты всё придумала.
- Ну да. Тебя как зовут? Или это мне тоже придумывать надо?
- Меня зовут Тэйс, суххан эмере. Если полностью, то Тэйс Флэн-Хтаалт-Дирруарн Милтолон, выпускник школы Гребня и Зеркала пятьсот восьмого года, бакалавр Всех Дорог пятьсот десятого, посвящённый Провала в Пустоте пятьсот двенадцатого и вселенский эмиссар пятьсот тринадцатого года.
- Быстро ты там продвинулся... вас что, сильно припёрло там?
- Не нас, суххан эмере, а тебя.
- Что?
- Мы благодарны тебе за то, что ты нас придумала, суххан эмере. Мы боготворим тебя. Нам жалко, что ты мучаешься, и мы хотим привести тебя к нам, чтобы ты могла стать Сирроной и быть счастливой с Клэйсом... или с Тринтером. Как ты выберешь.
- Ну так пошли?
- Нам ещё некуда идти, - виновато сказал Тэйс. - Мы уже есть, но нас ещё нет. Ты должна о нас написать.

Люся не заметила, как села на кровати без посторонней помощи, чего с ней не случалось уже давно. Вот до чего доводит возмущение.
- Ты что, не видишь, Тэйс, что я уже ничего не напишу? Посмотри сюда! - она даже привстала на кровати, демонстрируя эмиссару (во какой титул угораздило выдумать) сухое, уже давно никого не притягивающее тело. - Что это за мусора кусок тут в ночной рубашке, чего он отдельно от могилы делает, а? Пойми, у меня элементарно нет сил! Ручку держать, по клавишам попадать... ты диктофон принеси - всё равно не надиктую, голос сядет через пять минут! А ты хочешь, чтобы я всё записала? Всё-всё? Совокупление Воды и Вулкана? И как лопнул Пузырь Большого Разума? И про щупальца Осьминога Мланра, и как принцесса Гиллони выбирала прекраснейшего юношу на земле, и про войну Теней, и про открытие Бутыли Слаттерхотта? И... и про школу юнартов, и про Деревянную Девицу, и про Хрустального Единорога, и про Разбегающиеся царства, и... и... и...?

Люся закашлялась. Тэйс осторожно положил открытую ладонь между её ключицами.
- Видишь? Я уже никакая. Не будет записей.

Тэйс перевёл дыхание.
- Мне очень жалко, что ты отказываешься от шанса жить, суххан эмере. Рассказывать больно, да. Но лечение, от которого твои волосы выпали, разве безболезненно? Разве у тебя не болит, когда ты просто лежишь? Какая разница, ползти или лежать, если и так больно, и так больно? Но, ползя, ты можешь дойти до цели.

Люся даже кашлять перестала, до того рассмеялась.
- Ты же сейчас говоришь то, что я... ну, то есть Сиррона... сказала Тринтеру... или скажу. Когда его ранило... ранит. В живот, перед тем, как... Ну, ты же знаешь.
- Знаю. Я нарочно.
- Погоди. А зачем вообще писать? Что, миры появляются только тогда, когда о них читают? По тиражам издательств, что ли?
- Не когда читают, - покачал головой Тэйс. - Когда пишут. И не по тиражам. А по тому, как хорошо написано.
- В смысле? - удивилась Люся.
- Если ты плохо напишешь, никто в твой мир жить не пойдёт. Даже те, кого ты там надумала, разбежится. А если хорошо напишешь, то мир будет живой, даже если ты в нём что-то напутала.

В самом деле, подумала Люся, у того профессора, который англичанин, то год войны не совпадает с годом царствования, то непонятно, кто чей сын, то он передумал, кто вокруг кого вращается, земля или солнце. А мир-то всё равно живёт!

- А если не успею, куда попаду?
- Я не знаю, - печально произнёс Тэйс.
- Я думаю, что я так устала, что мне уже всё равно, куда попасть и попасть ли вообще.
- Я сожалею, суххан эмере, - прошептал Тэйс.
- А... а что тогда случится с тобой? Ты-то есть!

Тэйс вздохнул.
- Тогда проверят и окажется, что я... ну, скажем, Слава Вишневский, двоюродный племянник твоей подружки Оли, ролевик со стажем, актёр-любитель и студент-психолог из Нижнего Тагила. И что за моральную помощь умирающей подруге тётя Оля обещала племяннику... допустим, личную встречу с режиссёром из МХАТа.

Люся встала. Люся встала с кровати. Люся встала с кровати и пошла.
- А корабли, а бочка с мазутом, а школа Гребня и Зеркала?
- Окажутся совпадениями. Бывают же в жизни совпадения. Люди Кон-Тики уплыли из Перу на запад, люди Тики приплыли в Полинезию с востока, а Туру Хейердалу по-прежнему не верят.

Люся села за столик. За маленький больничный столик с запахом плохой еды и нелечащих лекарств. За дубовый письменный стол, на котором лежала кипа гербовой бумаги и перо с чернильницей. В роскошное кресло с мягкой обивкой, за спинкой которого уже стоял её гость.
- Так ты всё-таки Слава Вишневский из Тагила?
- Нет. Я Тэйс из Флэн-Хтаалта.

Она пододвинула к себе кипу бумаги и обмакнула перо в чернила.
- И ты не хочешь стать Славой Вишневским? Нижний Тагил - прекрасный город. А тут ещё МХАТ в перспективе.
- Никак нет, суххан эмере. Я предпочитаю институт Всех Дорог.

Люся решает всё. Люся вершит судьбы.
- Что ж, попробую удовлетворить твоё желание, - задумчиво говорит она и выводит на пустом листе:
"Огибала Великая Вода безмятежную бесконечность мироздания, и таился в её глубине Великий Вулкан, а больше не было ничего. И дремал Вулкан до поры. И приснилось ему, что полюбил он Великую Воду и оплодотворил её семенем своей лавы. И проснулся Вулкан..."
Метки: