Вы читаете imenno

Эли Бар-Яалом (Хатуль)
22 Октябрь 2014 @ 17:28
Завтра, в четверг 23 октября, в зале "Бейтену" в Хайфе (ул. Иерушалаим 29, рядом с городским театром и "Магеном"), в 19:30, состоится концерт авторской песни. По его поводу имею сообщить:
1) Участники очень сильные и программа весьма хороша. Это не самодеятельность, а профессионализм в хорошем смысле.
2) Я тоже участвую.

Так что приходите.

Ваш я.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
21 Октябрь 2014 @ 14:49
        Кире и Тате

Люся подойти к телефону не может, Люся занята, она умирает.

...В общем-то, где-то так, да. В смысле, не звоните насчёт списка новых свойств окна интерфейса пользователя системы учёта контроля качества производства товаров, потому что свойства есть, документация не дописана, а программист, она же архитектор и разработчик, она же единственная, кто во всём этом хоть что-то понимает, уткнулась сейчас своей напрочь гениальной башкой в свои же не менее гениальные ладони, и не легче ей оттого, что врачи наконец перестали крутить ей то, чего у неё отродясь не было, и стали резать правду, в буквальнейшем смысле слова, матку. Ну и какова правда-матка на вкус? Зря, оказывается, пропала чудесная, прямо девичья, шевелюра - волосы ведь не от болезни, а от лечения выпадают, а какой в лечении прок, если оно не помогло? Ну разве что верная Олька, лучик света, теперь может Люсю подразнить Лысей. И дразнит, утром приходит, вечером приходит, а ведь у самой работа, муж, дочки две... Вот да, ещё хорошо: никто Люсю не ждёт дома. Оля поплачет, да, и ещё пользователи системы учёта контроля поубиваются, потому что система вот она, диво как прекрасна, а документации нет и спросить некого. А муж, там, дети, кто ещё бывает - те плакать не будут. За отсутствием.

Да и сама Люся плакать не будет. Рай с дудками, ад с кастрюлями - чепуха, в это она не верит. А верит в одно из двух: или просто гаснет свет, время останавливается и исчезает личность - тогда Люся плакать не будет за отсутствием собственно Люси. Ну, или то самое, заветное.

Байка говорит: если воображаешь мир - потом, когда всё закончится, в него попадёшь. Ну вот как про писателя Стонуэлла говорят, что он теперь в своём Каррэйне. Или про того, другого профессора, английского, по которому тоже тучу фильмов сняли, то же самое рассказывают, но про его собственный мир. И их фанаты, мол, которые очень хотели, тоже туда попали. Доказательств нету, но верить хочется.

Ну, если это так, то Люся точно знает, где она скоро окажется; и если это сбудется, то она не то что плакать не станет - целую вечность провизжит от радости. Потому что ей ни к чему миры из книжек и фильмов. Потому что ждёт её мощёная площадь на крыше старинного замка, и девять мостов, с разных сторон на эту площадь ведущих, и едкий запах близкого моря, и двое юношей - рыжий вихрастый и гладковолосый брюнет. А у неё у самой снова будут волосы, только серебристые, как лунная дорога на морской воде, и будет она...

- Суххáн эмерé! Суххáн эмерé, ты ещё здесь?

Она поднимает голову и пялится на вошедшего, не веря собственным ушам, потому что "суххан эмере" на тамошнем языке означает "создательница мира".

Перед ней высокий и весьма миловидный парень, не Клэйс и не Тринтер, а скорее какой-то гибрид - вихрастый брюнет сплошь романтического вида, одетый, правда, в костюм санитара.

- Как хорошо, что ты жива ещё, суххан эмере. Я так боялся не успеть.

Когда-то, когда Ольке ещё не надоело, Люся ей все эти истории рассказывала, ну, разве только самые-пресамые эротические моменты скрыла, хоть и от лучшей подруги. Правда, если подумать, таких моментов было процентов пятьдесят всей фабулы... но всё равно: Оля знала достаточно, и такой розыгрыш был вполне в её духе: она могла подумать, что отвлечёт её от мыслей о...

- Ты понимаешь мои слова, суххан эмере? А то я говорю, но ты не отвечаешь мне, и тревога медленно-медленно входит в моё сердце, как суда Дабрской флотилии в Порт Оправдавшихся Надежд.

Люся представляет себе шестьдесят восемь судов Дабрской флотилии, столпившихся у волнорезов Ступа и Пестик, и как они медленно-медленно входят... Постой.
- Скажи, - говорит она. - Сколько кораблей в Дабрской флотилии?
- Шестьдесят восемь, - удивляется гость вопросу. - Неужели ты не знаешь?

Не могла я рассказать Оле такие подробности. Ну не могла и всё. Но на всякий случай... Сейчас проверим. А то вдруг действительно?
- Эй, ты! А что такое Ошибка Адмирала Стэнса?
- Я понял, ты меня проверяешь. Я не знаю, зачем...
- Ответить можешь?
- Конечно, могу. Он должен был плыть во Фрэн-Хтаалт, а уплыл во Флэн-Хтаалт, и по дороге открыл новый материк, который так и назвали - Ошибка Адмирала Стэнса. Я сам родился на этом материке.
- Родился... А как встретились самые первые Трое Мальчишек?
- Первый был дежурным по двору, когда Третий помогал Второму удрать с урока.
- А последние? - Ей это было ни к чему, она уже знала, что он настоящий. Но услышать это своими ушами...
- Последние вначале были вдвоём, один вытащил другого из бочки с мазутом. Услышал крики. А потом их стало трое, но они не сразу это поняли.
- Потому что...?
- Потому что третий... - Голос гостя задрожал. - Третий был девчонкой. Это... ведь это ты, правда?

Люся очень давно не плакала. Просто выплакалась уже. А тут слёзы взяли и потекли, что с ними поделаешь.
- Нет, я - Люся. А Третья - это Сиррона. Так что я не она... пока что. Но ведь ты за этим и пришёл, да? Ты пришёл меня забрать туда?
Вихрастый брюнет рассматривает Люсю, как вчерашний рентгенолог.
- Нет, суххан эмере. Я пришёл сказать тебе, чтобы ты всё записала.

Ой, вот это прикол так прикол.
- Мальчик, а мальчик, а ты что, не видишь...
- Я не мальчик, я эмиссар.
- Догадываюсь, что эмиссар. В случае, когда вся планета в опасности, посвящённые Провала выбирают наиболее преуспевшего и тэ дэ. Я сама это придумала.
- Ты всё придумала.
- Ну да. Тебя как зовут? Или это мне тоже придумывать надо?
- Меня зовут Тэйс, суххан эмере. Если полностью, то Тэйс Флэн-Хтаалт-Дирруарн Милтолон, выпускник школы Гребня и Зеркала пятьсот восьмого года, бакалавр Всех Дорог пятьсот десятого, посвящённый Провала в Пустоте пятьсот двенадцатого и вселенский эмиссар пятьсот тринадцатого года.
- Быстро ты там продвинулся... вас что, сильно припёрло там?
- Не нас, суххан эмере, а тебя.
- Что?
- Мы благодарны тебе за то, что ты нас придумала, суххан эмере. Мы боготворим тебя. Нам жалко, что ты мучаешься, и мы хотим привести тебя к нам, чтобы ты могла стать Сирроной и быть счастливой с Клэйсом... или с Тринтером. Как ты выберешь.
- Ну так пошли?
- Нам ещё некуда идти, - виновато сказал Тэйс. - Мы уже есть, но нас ещё нет. Ты должна о нас написать.

Люся не заметила, как села на кровати без посторонней помощи, чего с ней не случалось уже давно. Вот до чего доводит возмущение.
- Ты что, не видишь, Тэйс, что я уже ничего не напишу? Посмотри сюда! - она даже привстала на кровати, демонстрируя эмиссару (во какой титул угораздило выдумать) сухое, уже давно никого не притягивающее тело. - Что это за мусора кусок тут в ночной рубашке, чего он отдельно от могилы делает, а? Пойми, у меня элементарно нет сил! Ручку держать, по клавишам попадать... ты диктофон принеси - всё равно не надиктую, голос сядет через пять минут! А ты хочешь, чтобы я всё записала? Всё-всё? Совокупление Воды и Вулкана? И как лопнул Пузырь Большого Разума? И про щупальца Осьминога Мланра, и как принцесса Гиллони выбирала прекраснейшего юношу на земле, и про войну Теней, и про открытие Бутыли Слаттерхотта? И... и про школу юнартов, и про Деревянную Девицу, и про Хрустального Единорога, и про Разбегающиеся царства, и... и... и...?

Люся закашлялась. Тэйс осторожно положил открытую ладонь между её ключицами.
- Видишь? Я уже никакая. Не будет записей.

Тэйс перевёл дыхание.
- Мне очень жалко, что ты отказываешься от шанса жить, суххан эмере. Рассказывать больно, да. Но лечение, от которого твои волосы выпали, разве безболезненно? Разве у тебя не болит, когда ты просто лежишь? Какая разница, ползти или лежать, если и так больно, и так больно? Но, ползя, ты можешь дойти до цели.

Люся даже кашлять перестала, до того рассмеялась.
- Ты же сейчас говоришь то, что я... ну, то есть Сиррона... сказала Тринтеру... или скажу. Когда его ранило... ранит. В живот, перед тем, как... Ну, ты же знаешь.
- Знаю. Я нарочно.
- Погоди. А зачем вообще писать? Что, миры появляются только тогда, когда о них читают? По тиражам издательств, что ли?
- Не когда читают, - покачал головой Тэйс. - Когда пишут. И не по тиражам. А по тому, как хорошо написано.
- В смысле? - удивилась Люся.
- Если ты плохо напишешь, никто в твой мир жить не пойдёт. Даже те, кого ты там надумала, разбежится. А если хорошо напишешь, то мир будет живой, даже если ты в нём что-то напутала.

В самом деле, подумала Люся, у того профессора, который англичанин, то год войны не совпадает с годом царствования, то непонятно, кто чей сын, то он передумал, кто вокруг кого вращается, земля или солнце. А мир-то всё равно живёт!

- А если не успею, куда попаду?
- Я не знаю, - печально произнёс Тэйс.
- Я думаю, что я так устала, что мне уже всё равно, куда попасть и попасть ли вообще.
- Я сожалею, суххан эмере, - прошептал Тэйс.
- А... а что тогда случится с тобой? Ты-то есть!

Тэйс вздохнул.
- Тогда проверят и окажется, что я... ну, скажем, Слава Вишневский, двоюродный племянник твоей подружки Оли, ролевик со стажем, актёр-любитель и студент-психолог из Нижнего Тагила. И что за моральную помощь умирающей подруге тётя Оля обещала племяннику... допустим, личную встречу с режиссёром из МХАТа.

Люся встала. Люся встала с кровати. Люся встала с кровати и пошла.
- А корабли, а бочка с мазутом, а школа Гребня и Зеркала?
- Окажутся совпадениями. Бывают же в жизни совпадения. Люди Кон-Тики уплыли из Перу на запад, люди Тики приплыли в Полинезию с востока, а Туру Хейердалу по-прежнему не верят.

Люся села за столик. За маленький больничный столик с запахом плохой еды и нелечащих лекарств. За дубовый письменный стол, на котором лежала кипа гербовой бумаги и перо с чернильницей. В роскошное кресло с мягкой обивкой, за спинкой которого уже стоял её гость.
- Так ты всё-таки Слава Вишневский из Тагила?
- Нет. Я Тэйс из Флэн-Хтаалта.

Она пододвинула к себе кипу бумаги и обмакнула перо в чернила.
- И ты не хочешь стать Славой Вишневским? Нижний Тагил - прекрасный город. А тут ещё МХАТ в перспективе.
- Никак нет, суххан эмере. Я предпочитаю институт Всех Дорог.

Люся решает всё. Люся вершит судьбы.
- Что ж, попробую удовлетворить твоё желание, - задумчиво говорит она и выводит на пустом листе:
"Огибала Великая Вода безмятежную бесконечность мироздания, и таился в её глубине Великий Вулкан, а больше не было ничего. И дремал Вулкан до поры. И приснилось ему, что полюбил он Великую Воду и оплодотворил её семенем своей лавы. И проснулся Вулкан..."
Метки:
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
Неожиданно читаю у милейшей silent_gluk:

Есть такая не то тема, не то прием, не то мотив... "Овзросление" персонажей детских книг, что ли. Вот медведевские "Карлсоны", к примеру. /.../ Было и что-то еще, но я так сходу и не вспомню, что именно. А, да, про Нильса было (который путешествовал с дикими гусями), но там все не трагично - вырос, работает учителем...

Я не поверил своим глазам: это же о моём старом-престаром (22 года назад) стишке, я даже не знал, что кто-то его помнит.
Важно сказать, что Нильс тут из полного варианта "Путешествия", которое писалось, как учебник шведской географии: этот вариант тоже переведён на русский язык (гениальной Людмилой Брауде) и по всем параметрам превосходит стократно убогий "приключенческий" пересказ Задунайской & Любарской. Поэтому у меня "Акка из Кебнекайсе", а не бессмысленная "Акка Кнебекайзе"; Кебнекайсе - гора в Лапландии (кстати, есть там и гора Акка, но имя гусыни, я думаю, просто саамское Áhkká "старуха"); потому же и домашний гусь - Мортен, а не Мартин.

Итак, вот и текст.

НИЛЬС

Не чирикаем и не каркаем.
Живём себе, пресмыкаемся.
Как ты там, моя Акка,
Акка из Кебнекайсе?
Акка, мне тридцать с плюсом.
Мортена съели. Кризис.
Жена моя схожа с гусем
при полном отсутствии крыльев.
Летал пассажирским рейсом
в Лапландию. Неинтересно.
Работаю там же. В Сконе.
Учителем в сельской школе.
Сею разумное, доброе,
выматываюсь, как собака.
Сын, по традиции, Хольгер.
Дочка – всё-таки Акка.
Ладно. Привет гусыням,
особенно Какси с Нелье.
На снимке – дочурка с сыном.
Они различают в небе
тарелки с других планет...

...и верят, что гномов нет.

29 декабря 1992

Впервые, помнится, со сцены я прочёл это стихотворение в 1993 году, на международном поэтическом фестивале в Иерусалиме, куда я невесть как затесался.
Самое смешное, что мне на момент написания этого текста про Нильса, которому "тридцать с плюсом", было всего двадцать четыре года, и был я ещё холост и бездетен.

Просто вспомнилось.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
10 Октябрь 2014 @ 18:13
Внезапно :) С nastybeast, Даськой и Дарсиком. Айка решила дома остаться.

Это слёт авторской песни такой.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
09 Октябрь 2014 @ 21:42
Недавно наш дуэт Зоя Иващенко и Юлия Студёнова получил первую премию на тульском Всероссийском фестивале «Куликово поле» за универсальную менестрельскую песню израильского барда Эли Бар-Яалома «Муравей в смоле». Девушки выиграли с большим отрывом!

Про то, что этот дуэт поёт мою песню, я слышал и даже рассказывал здесь почти 4 года назад.

А вот про первый приз не знал, пустячок, а приятно. Кто-нибудь знает подробности?

Заканчивается статья в газете фразой: "А «Муравей в смоле» сам давно «расползся» по всему миру. Его даже в Бостоне поют".

Тоже хорошо.
Метки:
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
07 Октябрь 2014 @ 12:45
Юлия Ржаницына (ingolwen) нарисовала мне на день рождения замечательную картинку. Вот она:
ingolwen_podarok
По-моему, я именно так и выгляжу.

А год назад, когда она приезжала (тоже на мой день рождения), она мне подарила сделанный ею специально для меня (по моему, кхе, образу и подобию) музыкальный инструмент. В него можно дуть! А дырочки в боку - чтобы брать разные ноты, вот!


Правда, красиво?

А из картинки я сделал юзерпик. Без слов "С днём рождения", а то получилось бы, как будто сам себя поздравляю, причём круглый год. Вот!
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
03 Октябрь 2014 @ 14:22
Конечно, ничего не происходит конкретно в этот день. Писатель, в воображении которого мы все существуем, работает в совершенно ином временнóм измерении. "День", когда он подписывает в печать ту или иную главу увлекательной истории нашей с вами жизни, не может иметь ничего общего с календарём выдуманной им Земли, и это естественно.
Но раз уж этот самый Писатель разрешил нам, порождениям его воображения, знать о его существовании (а, значит, в какой-то степени придумывать его самого, как и положено в циклическом мире), то мы можем выдумать в нашем времени некий день, который символизирует этот процесс переписывания жизни и судьбы с черновика на чистовик и передачи в издательство.
А поскольку весь наш клеточно-атомно-квантовый мир является на самом деле текстом, то всё, что мы напридумывали, оказывается самой что ни на есть действительностью: и придуманный нами автор придумывает нас и решает нашу судьбу, и происходит это неожиданно в тот день, который придуманные мы для этого определили в придуманном нами календаре...

Остаётся только пожелать, чтобы вся эта многослойная, лишённая всяческой опоры и потому ничего не весящая, конструкция повернулась так, чтобы в грядущем году (а может, и дальше) история нашей жизни понравилась бы не только Автору и его читателям, но и нам с вами.

Доброй подписи! Гмар хатима това - и хорошего всем Йом-Киппура!

Ваш Эли.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
24 Сентябрь 2014 @ 18:22
Это было необычное и интересное лето.

Этим летом исполнилось 8 лет Дасе - и 3 года Дарсику:

Этим летом мы с nastybeast отметили двадцатилетие свадьбы:

Айка перешла в девятый класс:


Вышли девятый и десятый - юбилейный - номера журнала "Биглаль", редактором которого (с группой товарищей) я имею честь являться:

(Десятый вышел вчера, в нём 172 цветных страницы и дофига всякого прекрасного, я до сих пор не могу опомниться).

Растут и хорошеют коты:

(Да, на правой фотографии их семеро. Ужасайтесь.)

Ещё была война. Здешняя. В нас стреляли. Нас обвиняли. Как обычно.
Ещё был ужас. Тамошний. В смысле - российско-украинский.
Ещё была болезнь любимого человека - моей бабушки. Собственно, она ещё не вылезла из этого, и все желающие пожелать хорошего приглашаются. (Зовут её Хана-Анна бат Крейна-Клара, если что).
Ещё было много вещей страшных, чудных, причудливых и чудесных.
Была, собственно, жизнь.

Я надеюсь, что в следующем году (который, по еврейской традиции, наступает сегодня вечером) каким-нибудь образом жизнь будет продолжаться, и при этом (вопреки всей логике) сложится лучше, чем прежде.
Я надеюсь, что у всех нас будет больше времени заниматься любимыми делами в окружении дорогих нам людей.

Я думаю, что этого, по большому счёту, достаточно.

С новым годом!

Ваш Эли
 
 
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
14 Сентябрь 2014 @ 20:56
Адас закончила уроки по математике:
- Я решила 22 примера. Мой мозг официально взорван.
Метки:
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
08 Сентябрь 2014 @ 22:57
Сочинилось по дороге с концерта Вити Байрака, где исполнялось его длинное стихотворение про Пушкина, которое меня и подвигло на.


Белеет брюшко у Марюшки,
бескрайнее, как лесостепь.
Ей Александр Сергеич Пушкин
вчера принёс златую цепь.

И сердце вещее поэта
не помогло понять ему,
что кошке надобна котлета,
а цепь Марюшке ни к чему.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
05 Сентябрь 2014 @ 12:55
Привёз Даську из школы. На ступеньках дома она неожиданно задрала морду ввысь и по-настоящему завыла, после чего исполнила душераздирающую песню (дословно):

- Волк не хочет домой!
Во-олк не хо-очет домо-ой!
И поэтому во-о-олк идёт на площа-а-адку!

И ушла на площадку. Что это было?
Метки:
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
03 Сентябрь 2014 @ 22:47
Нас не забросишь - мы не бумеранги
(а волю дай - вернутся и они).
Ворона на носу и за плечами ангел:
мы - не одни.

Уволит нас, использовав, начальство,
умчит, сверкнув подошвами, жена:
все думали, что в этом было наше счастье -
а вот те на!

А счастье в том, что мы - на нашем месте,
а наше место - там же, где и мы,
и сами мы отделим нашу честь от лести,
а ночь - от Тьмы.

И пусть завистник в нас пускает когти,
а время борется за каждый миг,
мы выстоим - ведь корни проросли не в ком-то,
а в нас самих.

Нас не забросишь - мы не бумеранги
(а волю дай - вернутся и они).
Мы даже без партнёра дотанцуем танго:
мы - не одни.

3.9.2014
Метки: ,
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
      Вы живете на внешней поверхности шара. И таких шаров еще множество в мире, на некоторых живут гораздо хуже вас, а на некоторых - гораздо лучше вас. Но нигде больше не живут глупее.
      -- Аркадий и Борис Стругацкие, Обитаемый остров

- Ну, садитесь, поговорим, что ли, - слегка растерянно сказал высоченный кареглазый красавец и практически незаметным движением, не вставая, придвинул ко мне громоздкий деревянно-металлический стул. Растерянность его как-то не вязалась - ни с олимпийской его внешностью, ни с почти сверхъестественной ловкостью, ни... ни со всем остальным, что связывалось у меня с его именем.

Сероглазая сказала что-то на местном языке, в котором мне так и не удалось разобраться. Мой собеседник кивнул (по-тутошнему, наискосок - такому движению меня когда-то учили на уроках йоги, чтобы сбрасывать высокое давление) и обратился ко мне (девушка выскользнула из комнаты, закрыв за собой массивную дверь со звукоизоляцией):

- Мы с Радой договорились, что в ближайшие полчаса ко мне никто не прорвётся. Она будет держать линию обороны, как... как это у вас говорили? Как шведы под Полтавой, так, кажется?
- Боюсь, что наоборот, Мак...сим. - У меня по-прежнему дрожал голос, когда я выговаривал его имя, да и не знал я, называть его по-земному или по-здешнему. По-видимому, он это заметил.
- Да успокойтесь вы... Эли, да?
- Эли, - подтвердил я. - Бар-Яалом моя фамилия.
- Заковыристая у вас фамилия, - уважительно согласился он. - А они тут ещё на мою жалуются: "Каммерер", мол, не произнести.
Я, в принципе, был готов...Свернуть )
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
07 Август 2014 @ 21:59
Это письмо я только что отправил слушателям курса "Введение в сравнительное языкознание".

Дорогие языколюбы!

Камо грядемо? Именно грядемо, потому что так спрягается этот глагол в множественном числе первого лица.
По-латыни, соответственно, вместо привычного quo vadis - куда идёшь? - надо будет сказать quo vademus? - куда идём.

Куда мы идём?

16 мая 2010, чуть более 4 лет назад, мы начали этот курс лекций. Каждый месяц неизменно мы встречались и занимались языкознанием (сравнительным и не только). Чего достиг наш весьма текучий состав участников? Стоила ли игра свеч, а овчинка - выделки? И, главное, свидетельствует ли малое число участников последних лекций о том, что курс подходит к естественному завершению?

Мне хотелось бы обсудить с вами эти вопросы как на сети, так и лично. Но не бойтесь: я и сам не хочу тратить время живой встречи на административные вопросы. И поэтому на нашей БЛИЖАЙШЕЙ встрече (последней или нет - покажет время) будет лингвистика, лингвистика и только лингвистика. Хоть и называется эта встреча "Итого", в смысле - подведение итога. Кстати, а что это за часть речи такая - ИТОГО? И как она образована?

Обо всём мы поговорим В ЭТО ВОСКРЕСЕНЬЕ, 10 августа 2014, в 19:00, в центре "Маген".

До скорого!

Ваш Эли
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
06 Август 2014 @ 19:10
      брату Ингваллу

      Nie mój cyrk, nie moje małpy (польск.)
Каждый вечер, когда тебе кажется, что мир свихнулся –
то есть, собственно, каждый вечер –
делай эту процедуру, если хочешь, чтоб и завтра проснулся.
Пожалей себя: ты не вечен.
Сядь напротив телевизора, выключи громкость и повторяй, не сводя глаз с экрана:
"это – не мой цирк; это – не мои обезьяны".

Так говорил мой знакомец, он был не дурак,
а не то литовец, не то поляк,
он однажды приснился мне – просто так,
чуть спьяну:
"это – не мой цирк; это – не мои обезьяны".

Не ищи ты логики в происходящих событиях –
её там не положили.
Мир построен на двух китах: непонимании и мордобитии,
мы всегда на Земле так жили.
А раз ты один тут с Альфы Центавра, вот и мантра – твоя охрана:
"это – не мой цирк; это – не мои обезьяны".

И с тех пор, если запад ползёт на восток,
если мусорный запах, хоть с виду цветок –
я ни ужас испытывать, ни восторг
не стану:
"это – не мой цирк; это – не мои обезьяны".

Если лезть – то по-настоящему, на вселенское дерево,
ловчее глядеть отсюда,
мировой океан просматривается от берега и до берега,
плавучий театр абсурда.
На одно лицо и люди, и лозунги, и верованья, и страны:
это – не мой цирк; это – не мои обезьяны.

А что там кричат - они заздравную пьют.
А у них там чад - так то домашний уют.
А что птицы над полем кружат - то поют
соловьи.
Это был мой цирк, и все обезьяны - мои.

6.8.2014

 
Метки: ,
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
05 Август 2014 @ 18:33
И вот меня, наконец, прорывает.
Друзья, мне страшно, мне жутко, жутко страшно.

Сейчас расскажу.
Я думаю, что те из вас, кто дружны со мной на дурацкой, но всепроникающей платформе Фейсбук, видят, что там я не молчу. То фотографии котиков, то детей, а то и серьёзной такой статьёй разражусь на злобу дня.
А в ЖЖ ни слова. Как и в смежном, и нежно любимом мной, месте под названием ВВВ-ДОск.

Можно, конечно, соврать правду.
Соврать правду, потому что действительно интерфейс ФБ удобнее для телефона, а я работаю очень много и очень тяжело, и выхожу чаще с телефона, чем с компьютера. Но эта правда - всё-таки неправда.

Разница между ФБ и ЖЖ (а также ДОском) у меня такая: в ФБ я пишу на иврите, а в ЖЖ и на ДОске пишу по-русски. То есть сейчас не пишу.
И поэтому я, наконец, осознал, почему я в ЖЖ разве что стишок или песенку кину раз в сколькототам, а в ФБ всё пишу подробно, и там уже всех моих котиков поимённо знают, вперемешку с детьми.

Разница в том, что по-русски мне дико страшно.

Вот сегодня, в грозный день поста 9 ава, я понял.

Понимаете, всё закручивается очень остросюжетно (и страшно), и по-своему исключительно красиво (и страшно). Авторское сознание, придумывающее нас, как бы нарочно доводит сюжет до абсурдной ситуации, когда всё обращается в свою противоположность.

Вот была обыденная, набившая оскомину реальность, уже сама по себе парадоксальная (и почти нестрашная, хоть и гадкая): нас бомбят -> мы отвечаем, стараясь избежать жертв среди гражданского населения -> они (исламские террористы) сгоняют гражданское население туда, откуда собираются стрелять, и просто стреляют из детских садов, школ и больниц -> гражданское население всё-таки гибнет, плюс много фальшивых арабских трупов напоказ -> МИР ОБВИНЯЕТ ИЗРАИЛЬ.

Было это много лет и уже никого не удивляло. И было ясно, что мир обвинит нас, но при этом свои поймут. Свои, в данном случае - мои русскоязычные друзья.

И тут - Украина.

И выглядит это теперь так. Половина моих русскоязычных друзей уверены, что: Украина - это Израиль, а Россия - ХАМАС. Россия фальсифицирует новости, все обвиняют Украину, она гибнет, скоро новоявленный рейх - Россия - поглотит всё. Пойми! Поверь! И я бы понял и поверил.

Но вторая половина уверена, что: Россия - это Израиль, а Украина - ХАМАС. Фашистскую гадину Украины поддерживает Европа и Америка, как исламский мир стоит за ХАМАС. Украина, как ХАМАС, фальсифицирует новости, Америка помогает, все обвиняют Россию, она отступает, скоро новоявленное фашистское государство - Украина - не оставит шансов русскоязычному населению. Пойми! Поверь! И я бы понял и поверил.

Но что же мне делать? Я не могу стоять на позиции "арбитра изящества" и говорить, что не знаю, кто прав - хоть я и написал совсем недавно:

...и гибнут безоружные, и женщины, и дети;
но спросишь Этих: "это - Те"; а спросишь Тех: "то - Эти".
А мне - куда себя девать, за что голосовать?
Я голосую за одно: что плохо убивать.

Что убивать невинных - отвратительно и гнусно,
а виноватых убивать - простительно, но грустно,
а ложью неубийцу за убийцу выдавать -
такая мерзость, что уж лучше просто убивать.

Но ложь - на то и ложь, чтоб нам не знать до крышки гроба,
кто эту мерзость совершал: Те, Эти или оба.

*
...Но если я скажу так, то немедленно мои друзья скажут: мы не знаем, кто прав, ХАМАС/ислам или вы. Они говорят так, вы эдак, убивать плохо.

Видите, как всё складывается?

Она мне преподносит интересные уроки, эта ситуация. Я нынче научился проверять сам себя на фашизм: вот я говорю "мы", "нас бомбят", "мы защищаемся". А откуда я это знаю? Может, мне врёт пропаганда моей собственной армии и моего собственного правительства? Я научился не бояться таких мыслей, не считать себя предателем. В результате, кстати, выходит, что сообщения израильской стороны таки подтверждаются, а хамасовской - нет; но сомневаться никогда не вредно.

Но, как следствие, выходит, что я боюсь открыть рот и молчу по-русски. Даже про котиков.

Подскажите, что делать? А то - - -

Update: если это до сих пор не ясно, я НЕ хочу слышать объяснения на тему, кто прав, Россия или Украина. И того, и другого я слышал предостаточно. Я надеюсь, что я ясно написал, что услышать мне хотелось бы мудрых мыслей на тему того, как существовать в ТАКОМ русскоязычном пространстве.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
30 Июль 2014 @ 19:28
...Точнее, 60 лет первому изданию первого тома романа, который трилогией не был никогда, но был ради публикации разделён на три тома.

Спасибо профессору Рональду Толкину за книгу, которая не то чтобы изменила, а, собственно, построила мою жизнь. То есть строю-то я её сам, но - как бы сказать - с оглядкой на.
Elen síla lúmenn' omentielvo, ai Arcastar ancalima!

немного моего об (накопилось за годы и поболе):

1. неужели ты действительно веришь (стишок)
2. у ста Одиссеев сбудется возвратиться на сто Итак (стишок)
3. И все пути (рассказ)
4. Пусть ты найдешь его... (рассказ)
5. мы вливаемся в мэйнстрим, словно пригороды в Рим (стишок)
6. Остров Одинокий (как бы рассказ изнутри)
7. родом из фэндома (размышления вслух, очень давние)
8. самая простая роль (как бы рассказ изнутри, как бы прищурясь; вдохновлён фразой человека, который исчез из интернета, но которому я до сих пор желаю только добра)
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
17 Июль 2014 @ 18:03
Песня, написанная в марте. Вчерашнее исполнение. Титры.


Буду рад вашему мнению.
 
 
 
Эли Бар-Яалом (Хатуль)
17 Июль 2014 @ 07:48
Вчерашняя песня, на самом деле, совершенно автобиографична. Именно так мы с папой и гуляли по хайфской улице Пророков (ха-Невиим) почти сорок лет назад. А вчера вечером, неожиданно, когда мы с Майкой выгуливали Даську и зашли в очень похожую забегаловку, я заказал себе такой же фруктовый коктейль (с поправкой на запрещённый сахар) - и тут как вспомнил...

Одним словом, вот запись - вчерашняя же, в тот же вечер, когда песня сочинилась, с концерта в хайфском КСП "Ковчег". С титрами даже.

Буду рад вашему мнению.